пчёлы, пчеловодство, мёд, купить мед, продажа меда оптом, объявления, медоносы, лечение, рецепты, пчеловоды, новости, книги
 

Породы пчел – проблема №1 в современном пчеловодстве

25 декабря 2014

Породы пчел – проблема №1 в современном пчеловодстве

Если сделать обзор по данной тематике, то в общей характеристике он выглядит примерно одинаково во всех странах земного шара.

В пчеловодстве, как и в других отраслях сельского хозяйства, нас всегда интересовала и будет всегда интересовать более совершенная, более продуктивная, более удобная и менее затратная порода пчёл, отвечающая многогранным запросам множества людей.

Но если во всех других животноводствах (по видам) успехи селекционеров поразительны, то в пчеловодстве, к горькому сожалению, сплошной регресс. Дело в том, что у пчёл принцип передачи наследственности, её закрепление в последующих поколениях коренным образом отличается от птиц и животных. Особый интерес представляет явление полиандрии, т.е. оплодотворение матки в воздухе несколькими самцами, отчего пчелиная семья по своему составу генетически неоднородна.

Человек бессилен отменить полиандрию, это надо понять и принять. Домашним животным и птицам требуется забота человека в кормлении, уходе. Пчёлы, в противоположность им, самодостаточны и свободолюбивы, они легко обходятся без вмешательства человека. Хуже того, люди своими непродуманными действиями „наградили“ пчёл множеством болезней. Мудрая природа не просто создала столь трудолюбивый и самодостаточный вид, но она гармонично вписала его в определённые ареалы естественного обитания как конкретный сорт, эндемик, который в полной мере отвечает данному сообществу – растений, климату и всей окружающей среде. Эти аборигенные пчёлы изначально не готовились жить и размножаться в иных местах и условиях, во многом отличительных от здешних и географически удалённых, с иным климатом и растительностью. Именно здесь кроется секрет генетического кода пород пчёл. Ведь не на пустом месте появились библейские легенды, которые гласят: «Довольствуйтесь от пчёл тем, что они Вам дают, но не пытайтесь их покорить и изменить». Теперь всему миру известно, откуда и как появились пчёлы-убийцы в Южной Америке. Об этом знают зачастую люди, далёкие от пчеловодства, но вот многие пчеловоды почему-то об этом и слышать не хотят, хотя по профессиональному статусу следовало бы данную проблему знать в совершенстве. А ведь в те далёкие 1956-57 гг. бразильский генетик Уорик Керр тоже был уверен в создании новой совершенной породы пчёл, когда завозил африканских пчёл в Южную Америку.

Но, к сожалению, пчёлы показали людям незыблемость законов своей природы. Пчёлы-убийцы вообще вышли из-под всякого человеческого контроля. Вместо прелестной, кроткой, очень медоносной пчелы генетики получили монстра, хотя Уорик Керр далеко не первопроходец на пути породных испытаний. В России, в Вятской губернии, инструктор по пчеловодству С. Красноперов в 1895 г. по результатам испытаний завоза южных пород пчёл в северные губернии писал: „Прежде чем приобрести ту или иную породу пчёл, каждый задаётся какою-нибудь целью: одному надо, чтобы его собственные пчёлы от скрещивания с иностранной пчелой были смирнее, другому – трудолюбивее, третьему, желательно, вовсе заменить местную породу на другую. Немало на эти цели и опыты было положено труда и денег, и всё-таки в большинстве случаев они не принесли пользы, ради которой делались эти затраты. Причин тому много, но мы укажем на главную из них, именно, – вырождение.

Башкирия долго оставалась регионом, бережно хранившим в чистоте уникальный генофонд среднерусских пчёл башкирской популяции. Но ловкие дельцы и здесь нашли лазейки для мутного бизнеса. И вот сейчас, когда из Ташкента идёт поток южных пакетов, а в Уфе перекупщики восторженно их приветствуют, то как это называть? По-видимому, как повелось, на каком-то новом витке времени вновь пытаются перепроверить выводы предшественников, невзирая на авторитеты известных учёных. Масштабные породные испытания в Восточном Казахстане начались в 1949 году. Был создан госпчелопитомник в с. Сенном (пойма реки Бухтармы), где богатейшая медоносная база. Испытанию подлежали завозные горно-кавказские, кабахтапинские и жёлтые кавказские пчёлы. Завезены были плодные матки из пчелопитомников Кавказа. Чистопородные горно-кавказские пчёлы первоначально были почти на уровне местных среднерусских, но при условии, если зимовка проходила без малейшей примеси пади. В сравнительных опытах зимовки на пасеках с примесью пади в кормовом мёде, даже в самых минимальных количествах, у кавказских пчёл отмечались высокая степень опоношенности, поражение падевым токсикозом и нозематозом, большое количество подмора, тогда как в этих же омшанниках местная популяция выходила из зимовки безболезненно. К достоинствам горных кавказских пчёл надо отнести их миролюбие, малую склонность к роению. Но зато они очень склонны строить перемычки в улочках между рамками, скрепляя соты между собой, что сильно затрудняет разборку гнезда. Также было отмечено, что восковыделительная способность горных кавказских пчёл уступает местным среднерусским ввиду меньшей поверхности восковых зеркалец. В условиях слабого вялотекущего медосбора кавказянки показывали своё преимущество, зато их вороватость обескураживала, и из-за этого осенние работы на пасеке – это сущая пытка. Неприятности от злобливости среднерусских пчёл – мелочь, по сравнению с фактором вороватости кавказянок. Породная особенность складывать принесённый нектар в гнезде возле расплода у серых горных кавказских пчёл также затрудняет отбор мёда для откачки. При этом ограничивается работа матки и замедляется рост семьи. Кабахтапинские пчёлы и жёлтые кавказские с самого начала заметно уступали местной популяции по многим показателям. Новые семьи в первом поколении при скрещивании горно-кавказских маток с чистопородными среднерусскими трутнями имели явное превосходство перед местными. Второе поколение помесей по медосбору сравнялось с местными контрольными. А с третьего поколения продуктивность, зимостойкость резко пошли на спад. Зато поражённость нозематозом, наоборот, резко возросла. Поэтому С. Миньков, А. Кокорин, Н. Крахотин (1954-1955) пришли к выводу, что на основании полученных данных нецелесообразно метизировать среднерусских пчёл инородными породами.

Наследственность помесей неоднородна, очень расшатана, передачу признаков невозможно даже теоретически просчитать. Их проявление, расщепление и закрепление не поддаётся контролю. С каждым последующим поколением лучшие полезные признаки бесследно исчезают, отрицательные проявляются в возрастающей степени. На производственных пасеках метизация ничего, кроме вреда, не принесла. Поэтому Сенновский госпчелопитомник был закрыт. Здравый смысл победил амбиции несостоявшихся „изобретателей“ новых пород. Однако, с начала 60-х годов по всему Советскому Союзу вновь запели хвалебные оды различным помесям. Методическое руководство возглавлял НИИПа. Вдохновителями были заслуженные учёные: Г. Аветисян, Г. Билаш, Г. Таранов, А. Шекушев, В. Коптев. А вообще-то, перспектива помесей насаждалась то в большей, то в меньшей степени с 1936 по 1968 гг. Было бы не совсем правильно упрекать их в злонамерении. Они просто искренне заблуждались, свято верили, что находятся на пороге открытий, которые с успехом произошли в селекции животноводства. К этому подталкивали первоначальные восторженные рапорты с мест, поскольку пчеловоды, научные сотрудники имели дело в основном с помесями 1 и 2 поколений, которые действительно по комплексу хозяйственно-полезных признаков превосходили исходные родительские породы.

Восторг закончился, когда испортили весь исходный чистопородный генофонд среднерусских пчёл на территории огромных экономических районов. В 1981 г. Н.И. Брагин из Новосибирского сельскохозяйственного института, проделав анализ в разрезе районов области по результатам интродукции дальневосточных пчёл в течение 20 лет, кавказских – около 30 лет и их скрещивания с местными, пришел к выводу, что продуктивность семей на пасеках не повысилась, а понизилась.Картина была бы не столь мрачной и безнадёжной, если бы был правильно продуман и взвешенно составлен план породного районирования. По сути же, принятый план породного районирования в 1979 г. оказался ошибочным и даже очень, потому что в Сибири, кроме среднерусских пчёл, разрешались ещё карпатки. А под видом карпаток повезли всякий беспородный материал.

Бесперспективность и трагичность этого мероприятия выявились позже. Дело в том, что в некоторых административных образованиях для разведения рекомендовалось 2-3 породы пчёл. А это снова бесконечные помеси. Все попытки самых продвинутых селекционеров оказываются тщетными, потому что, получив в своё распоряжение даже хорошо отобранный материал, невозможно грамотно работать с ним в подобном окружении, поскольку вновь всё снисходит до уровня помесей.

Казахская Опытная станция пчеловодства (КОСП г. Усть-Каменогорск) принимала активное участие во всесторонних породных испытаниях в течение длительного периода (1960-1990 гг.). Изучению, испытаниям и апробации были представлены завозные кавказские горные и долинные жёлтые пчёлы, итальянские - из США (линии „Старлайн“), краинские - из Австрии (линии „Тройзек“), карпатские - из Мукачево. Из всех завозных пород наиболее приемлемой оказалась карпатская. Выводы по итогам испытаний зависели как от объективных, так и субъективных причин, а их несколько. Исполнителями иногда нарушались методики опытов, а потом и контрольная группа из среднерусских чистопородных пчёл перестала существовать, потому что они просто растворились в помесях. Поэтому не с кем было сравнивать. На заключительном этапе исследований большая территория имела насыщенный фон карпатских пчёл. Следовательно, они оказались в лидерах. Так это же совсем иная обстановка по сравнению с начальным периодом испытаний. Теперь-то они уже сравнивались не с чистыми среднерусскими, а со сложными помесями. Таким образом, первоначальная цель и методика испытаний фактически претерпели коренные изменения и организационные вопросы в увязке с огромным окружением производственных пасек остались неразрешёнными.

В связи с известными реформами научная деятельность КОСП была вообще прекращена, а хаотичные вольные перемещения пасек создали такую гремучую беспородную смесь, что она порой достаточно опытных и квалифицированных пчеловодов приводит в уныние и полное замешательство. Самые главные результаты и итоги всех породных нововведений привели к тому, что приобрели многочисленный букет болезней, получили сумасшедшую ройливость, а зимостойкость и продуктивность снизились, трутовочность (пчёлы-трутовки) возросла многократно, из-за чего неимоверно затруднена подсадка маток, а, в иных случаях, и злобливость ещё добавилась. Спрашивается, тем ли путём шли? Была чистая тёмная среднерусская порода на Алтае и не ведали пчеловоды напастей, кроме моли да диареи, иногда, из-за присутствия пади в кормовом мёде. Зимостойкость великолепная, ройливость умеренная, по трудолюбию её никто, в конечном итоге, не превзошёл. Обычная наполняемость нектаром медового зобика у пчёл колеблется от 30 до 45 мг. На Башкирской опытной станции пчеловодства при замере нагрузки зобика в зависимости от интенсивности медосбора было установлено, что при взятке 4-6 кг наполняемость зобика составляла 52 мг, а при 9-10 кг наполняемость в среднем возросла до 72,5 мг. С анатомической точки зрения данный факт кажется невероятным. Но мудрая природа и здесь тонко подметила, что сибирское лето короткое, благодатных дней для нектаровыделения не так уж и много, значит, производительность и у растений, и у пчёл должна быть намного выше. Невозможно игнорировать тонкую, но очень прочную взаимосвязь местных растений и пчёл. Это не юг и не запад с продолжительным тёплым летом и вялотекущим медосбором. Поэтому все рекордные показатели продуктивности на Алтае и в Сибири принадлежат среднерусским пчёлам, причём на таёжных, стационарных пасеках без дополнительных кочёвок.

Ведь ещё в ходе разработки и апробации плана породного районирования и буквально через год после его утверждения обнаружились существенные изъяны. Главная опасность виделась в непоправимом колоссальном вреде метизации пчел как для окружающих пасек, так и в целом для будущего пчеловодства.

Каждая порода по-своему ценная и самая лучшая в конкретном ареале обитания. Это исторически сложившийся симбиоз природно-климатических условий, растений и пчёл.

Расщепление признаков приводит к резкому падению продуктивности, и то, что в предыдущем поколении выглядело очень достойным, в последующем потомстве вообще исчезает, зато вырисовывается отвратительная, вновь приобретённая комбинация. Значительное повышение продуктивности и других хозяйственно-полезных признаков пчелиных семей достигается за счёт скрещивания маток и трутней одной породы, но относящихся к различным удалённым линиям. К сожалению, в условиях практического пчеловодства помесные пчёлы продолжают не только существовать, но и продолжают оказывать отрицательное влияние на породный состав пчёл отдельно взятой пасеки. Поэтому инертность мышления того пчеловода, который приобрел ценный племенной материал и перестал интересоваться, что делается на окружающих пасеках, в конечном итоге, всё равно приведёт к отрицательному результату.

У. Черчилль предостерегал: «Пропасть в два прыжка преодолеть невозможно». Таким образом, выход из создавшегося сложного положения искоренения повсеместных помесей на территории России может быть только один – это многолетняя целенаправленная работа по созданию однородных массивов чистопородных пчёл. Такой заботой должны проникнуться все пчеловоды, общественные объединения и все предприниматели, чей бизнес работает в пчеловодной отрасли. Чем скорее поймут пчеловоды и все те, кто связан с ними, всю необходимость решения этой проблемы – проблемы очищения пасек от помесных пчёл – тем скорее будет обеспечена возможность дальнейшего развития пчеловодства и устойчивого повышения его продуктивности. Это магистральный путь и прогресс отрасли пчеловодства.

новости за декабрь 2014 года


 
© пчёлы-мёд.рф, 2010–2017
сайт про мёд, пчел, пчеловодство
дизайн, создание сайта, раскрутка, поддержка: krav.ru